Что надо сказать, чтобы скорая приехала быстро, и зачем спрашивать номер наряда

«Врачи болеют и увольняются, не выдерживая нагрузки»

Елизавета Иванова, врач, Пермь (имя изменено):

— В Пермском крае сложная обстановка с коронавирусом. На мой взгляд, система здравоохранения Перми уже не справляется. Хуже только в поселках и деревнях, где все плохо было еще до ковида.

У нас нехватка кадров. С этим были проблемы еще до пандемии: часто бригады ездили неукомплектованные, но, тем не менее, все выходили на смену. Не было такого, чтобы какая-то машина стояла, потому что на ней работать некому. Сегодня у нас много сотрудников на больничном, уже есть погибшие от коронавирусной инфекции, некоторые увольняются, не выдерживая эту нагрузку. 

Сейчас несколько машин простаивают, на них просто некого посадить, как следствие — большие очереди возникают в ожидании вызова. Люди ждут скорую помощь, бывает, сутками. Приходишь на работу, берешь карточку, а вызов лежит со вчерашнего дня, потому что некому было ехать.

Если на центральной подстанции раньше работали по 2–3 реанимационных бригады, то сейчас бывают такие смены, когда ни одной нет. Представляете, что это такое, когда нет реанимации? Если встанет вопрос о жизни и смерти, линейная бригада при всех своих возможностях не сможет помочь, потому что у них нет оборудования, опыта, знаний, медикаментов, которые есть на реанимационной.

Нагрузка колоссальная на тех, кто выходит работать. Если раньше иногда была возможность передохнуть полчаса между вызовами, ночью особенно, то сейчас этих перерывов вообще нет. И психологически очень тяжело. Врачи приходит к пациенту, который его ждал 12–14 часов, естественно, на него выливают весь негатив. 

Люди сейчас паникуют. Их весной накрутили: «в случае признаков ОРВИ срочно вызывайте врача». Сейчас, когда началась вспышка инфекционных заболеваний, при легких признаках недомогания пациенты начинают лихорадочно звонить в поликлинику. Дозвониться туда вообще невозможно, они обращаются в скорую помощь. 

При этом болеет действительно очень много жителей Перми. Много тяжелых пациентов лежат дома, потому что мест в больницах нет. Естественно, им требуется помощь, когда ухудшается их состояние. Помимо этого, люди, которые могли бы обойтись и без помощи врача, в панике вызывают скорую помощь.

Мало кому из пациентов делают тесты. Тестирование проходит строго по определенным показаниям, поэтому выявляют ковид редко. Вызовов именно к пациентам с ковидом не так много. Это больше температура и признаки ОРВИ. Врач уже на вызове оценивает состояние и решает вопрос о госпитализации пациента в стационар для исследования КТ.

Госпитализируют пациентов в стационар только при тяжелой форме коронавирусной инфекции. Чаще всего — когда есть поражение легких более 70%. Хотя был случаи, когда коллега привез пациента с поражением легких 70%, с низкой сатурацией, его не принимали, потому что не было мест. Он вступил в конфликт с главврачом, сказал: «Пациент тяжелый, он просто не доедет до дома». Только тогда пациента взяли.

При 50% поражения легких не госпитализируют, отправляют домой. Мест катастрофически не хватает.

Очереди скорых на КТ раньше занимали по 6–8 часов. Сейчас их почти нет. Скорые просто уже не возят на КТ, потому что смысла нет из-за отсутствия мест в больницах. Пациент остается дома, что с ним дальше будет, смотрит поликлиника. 

В Перми система помощи пациентам выстроена так: фельдшер приезжает на вызов, оценивает состояние пациента. Звонит старшему врачу на подстанцию скорой помощи, сообщает сведения, и старший врач говорит, везти больного на КТ или не везти.  

Боимся ли мы заразиться? То, что было в апреле, и что происходит сейчас — это небо и земля. Что же мы тогда боялись? Никто от ковида не застрахован, сейчас можно подцепить вирус уже где угодно — и в автобусе, и в магазине, и на лестничной площадке. На все воля Божья, мы уже смирились.

Определить категорию вызова – самое сложное

Задать вопрос

Комментирует юрист по социальным вопросам Артем Шолохов

Увы, очень многие пациенты не всегда точно и адекватно сообщают причину вызова скорой. Как в свою пользу, так и наоборот.

Могут сказать, что «высокое давление», а у человека серьезный криз или же признаки инфаркта. Или наоборот – учащенное дыхание, а это приступ астмы.

Как бы не возмущались медики большим числом ложных вызовов, пациент не обязан разбираться во всех симптомах. Он называет их диспетчеру, а уже на него ложится вся ответственность по определению категории сложности вызова.

Если же «скорая помощь» очевидно нарушает сроки прибытия по экстренным вызовам – вы всегда можете пожаловаться в Департамент здравоохранения, прокуратуру или же вышестоящему руководству.

Если вам нужна дополнительная консультация юриста – задайте вопрос в форме ниже или позвоните по телефону горячей линии.

«Нам сказали оставлять пациентов дома — не было мест»

Екатерина Ашаева, фельдшер, Владимир:

— Вызовов стало значительно больше по сравнению с летними месяцами. Очень много — с внебольничной пневмонией, есть вызовы с явной клиникой коронавирусной инфекции. 

С 12 октября во Владимире наконец-то стали возить пациентов на компьютерную томографию. За весь период эпидемии только сейчас у нас появился томограф. Также мы прямо на вызове можем брать кровь у пациента и делать тест на антитела к коронавирусу. И можем оценить — это острая стадия заболевания либо человек уже переболел. Эти нововведения нам нравятся. 

Но у нас проблемы с местами в больницах. Например, 18 октября нам говорили оставлять пациентов дома, потому что мест не было нигде. 

В целом нагрузка на скорую помощь возросла. Ожидание бригады до 18 часов может доходить. И люди ждут.

У врачей и фельдшеров значительно возросла нагрузка. Есть приказ Минздрава, где указан рекомендуемый норматив бригад скорой помощи — на 10 тысяч населения должна быть одна (Приказ Минздрава РФ от 20.06.2013 №388н. — Примеч. ред.). Во Владимире население порядка 360 тысяч человек. У нас должно быть 36 клинических бригад и реанимационные бригады. А у нас на смены выходит максимум 13–14. То есть в три раза меньше от федерального норматива. 

Конечно, мы просто не справляемся. Я, например, работаю сутки, ухожу со смены, а наши оставшиеся вызовы передаются следующей смене. При этом экстренная помощь должна оказываться в течение 20 минут, неотложная помощь — до двух часов. У нас эти нормативы еще до коронавируса не соблюдались, а пандемия вообще лишила нас возможности нормально работать.

Сейчас много пациентов с дыхательной недостаточностью, то есть это как раз пневмония внебольничная, а также есть больные с клиническими проявлениями коронавирусной инфекции. И когда нам дают обычный выезд, например, на приступ гипертонии, у нас это даже вызывает облегчение. Потому что мы устали работать именно с этой инфекцией. 

Я согласна, тяжело медикам в «красной зоне», но там хотя бы температурный режим один и тот же. Когда я работаю на скорой помощи, раздеваюсь, одеваюсь в этот СИЗ, иду на вызов, где тепло, возвращаюсь на улицу, где холодно. В машине тоже достаточно холодно. И из-за этих температурных перепадов мы будем заболевать и уходить на больничные.

Случается, что мы привозим пациента в стационар, а его из приемного покоя отправляют домой. Например, 18 октября на смене были пациенты с большим процентом поражений, но их некуда было госпитализировать. Нам просто говорили: «Мест нет ни в одной больнице». 

Средств защиты сейчас достаточно. Респираторы — СФП-2, иногда появляются СФП-3. Но относительно костюмов у меня есть сомнения. Есть классически СИЗы белого цвета, в них комфортно работать. А в этих костюмах, которые нам выдают, мы просто все сырые. Переодеться нам потом не во что, потому что у нас нет сменной рабочей формы (Синие костюмы скорой помощи. — Примеч. ред.). 

Все доплаты за лечение больных с ковидом мы получаем в полном объеме. Наша работа действительно рискованна. Многие мои коллеги уже переболели.

Число заболевших начало расти с с конца сентября – начала октября. Связываю это с похолоданием. А еще с тем, что люди не соблюдают элементарную защиту — не носят маски. Я сама езжу на общественном транспорте на работу, наверное, по пальцам можно пересчитать людей в масках. Можно назвать происходящее и второй волной.

Мне даже страшно подумать, что будет дальше. 

Порядок действий, когда в больнице отказывают в медпомощи

1. Фиксировать факт обращения за помощью и факт отказа в ней. Обычно талон на прием к врачу становится главным документом, свидетельствующим о факте обращения за медпомощью. Мы же ведем речь о непредвиденных ситуациях, когда экстренные службы перегружены в период эпидемии и скорая не едет уже несколько часов. Устав ждать, вы решаете отправиться в больницу самостоятельно с так называемой острой болью.

Экстренный прием осуществляет дежурный врач без предварительной записи, вне общей очереди. Однако иногда в медпомощи отказывают из-за преклонного возраста пациента, без объяснения причин либо на мнимых основаниях. Например, ссылаются на всевозможные указы, приказы, положения о необходимости оставаться дома с высокой температурой во время эпидемии коронавируса.

В таком случае факт отказа в помощи необходимо зафиксировать всеми доступными способами: вести видео- или аудиозапись; потребовать у врача письменный отказ, хотя вряд ли врач его напишет; прямо на месте самостоятельно составить документ о факте отказа и попросить свидетелей происходящего подписать его.

Кроме того, попросите очевидцев оставить вам паспортные данные и свои контакты, чтобы в случае судебного спора можно было заявить подписавших как свидетелей и просить вызвать на допрос в судебном заседании.

Когда создается впечатление «халатного отношения врача», зафиксируйте факт пренебрежительного отношения, а не отказа в помощи, а в остальном действуйте по той же схеме.

2. Попытка решить все на месте. Когда не удалось «по-хорошему» решить вопрос с врачом, необходимо переговорить с главврачом, заявить ему жалобу и попытаться воздействовать через страховую компанию.

Порядок действий такой:

  • Узнать Ф. И. О. врача и его должность.
  • Узнать Ф. И. О. главврача либо его заместителя или любого, кто исполняет эту функцию в данный момент.
  • Подробно изложить ситуацию главврачу, составить письменную жалобу на врача (в свободной форме рассказать, что произошло, о чем вы просите). Параллельно фиксировать факт обращения на видео. Ответ на жалобу руководитель обязан предоставить в письменной форме в течение 30 дней.
  • Позвонить в свою страховую организацию — ее данные указаны в полисе ОМС — и объяснить ситуацию. Попросить сотрудников страховой в режиме реального времени переговорить с руководством больницы, проинформировать о ваших правах, предложить варианты дальнейших действий, сообщить адрес ближайшего медучреждения, где можно получить помощь, зафиксировать вашу жалобу на больницу и врача, провести проверку деятельности медучреждения, организовать юридическую защиту ваших прав как пациента.

Чаще всего на данном этапе удается полностью решить вопрос и получить медпомощь надлежащего качества. Если же конфликт по-прежнему не будет исчерпан, придется обратиться в другое медицинское учреждение или к другому специалисту.

3. Обращение в контролирующие госорганы. Контроль качества предоставления медуслуг и работы конкретной больницы осуществляет соответствующий департамент регионального Министерства здравоохранения. Вы всегда можете написать туда жалобу.

В жалобе укажите все обстоятельства дела, приложите копии доказательств, четко изложите просительную часть: что конкретно вы хотите от госоргана.

Сдать жалобу можно: нарочно (лично), предварительно распечатав в двух экземплярах, — на одном из них поставят отметку о том, что жалоба принята; по почте — с описью вложений; в электронном виде, если такая возможность указана на сайте ведомства.

Полиция и прокуратура как надзорный орган тоже компетентны рассматривать ситуации такого рода. Но обращаться туда имеет смысл, если из-за отказа в медпомощи человеку был нанесен вред и есть документы, подтверждающие это. Например, состояние здоровья больного ухудшилось, он утратил трудоспособность или пострадал материально — обратился за платной помощью и пр.

В местном отделении полиции и прокуратуре, адрес и контакты которых легко найти в интернете, есть бланки для обращения граждан. Механизм подачи жалобы тот же: четко разъясните ситуацию, опишите все действия, которые вы предприняли, приложите копии доказательств. Сдать жалобу также можно лично, почтой либо в электронной форме с использованием интернет-приемной.

1 Ст. 124, 125 УК РФ «Неоказание помощи больному».2 Это следует из Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ.

«Боремся, чтобы пациента положили хотя бы в коридоре»

Дмитрий Серегин, фельдшер, Орел:

— Ситуация с ковидом близка к катастрофической. Я работал 20 октября, в этот день у нас закончились места для ковидных пациентов в областном центре и поблизости. Ночью некуда было госпитализировать больных. 

Были страшные ситуации: человек находится дома, у него подозрение на пневмонию, испуг в глазах, есть показания для госпитализации, но класть его некуда, так как нет мест даже в коридорах. Этой ночью нам, так сказать, «посчастливилось» последнего инфекционного пациента (не ковидного) завезти в одну из ЦРБ. 

В Орле коронавирус выкосил целую подстанцию скорой помощи. Насколько мне известно, там 22 человека на больничном. Совокупно у нас в городе в хорошие дни работает 32 бригады, 20 октября работало 23–24 бригады.

Нагрузка на врачей выросла многократно, по сравнению с весной. Хотя мы медицинским сообществом били в набат все лето, говорили о том, что нужно увеличивать коечные фонды, но, к сожалению, наши просьбы не услышали. 

Летом были мероприятия в центре города, гуляния, и вот результат. А в сентябре еще и выборы случились, кандидаты во дворах устраивали концерты. И, собственно говоря, результат не заставил ждать, эту вспышку мы прогнозировали. Мы решили спасать экономику, а люди занимают, видимо, второе место. И сейчас нет строгих ограничений: школы, клубы, рестораны и кафе работают, массово все заражаются. 

Все открыто, люди друг с другом максимально контактируют, многие наплевательски относятся к масочному режиму. Мы часто сталкиваемся с «сектой отрицания ковида», как я ее называю, которые считают коронавирус всемирным заговором. Они не верят, что этими своими безответственными действиями дополнительно вносят угрозу. Не верят в то, что вереница машин скорой помощи ждет возле больниц.

Часто нашими пациентами становятся преподаватели, врачи, то есть первая группа риска. Все логично, этого следовало ожидать, у нас на всю область 1 100 с чем-то коек (16 октября глава Департамента здравоохранения региона заявил о вводе дополнительных 110 коек. — Примеч. ред.). 

Но ведь и койки сами по себе не лечат, лечат врачи. А их очень много болеет, а нагрузки такие, что люди уже чуть ли не от усталости падают. Я работаю уже восемь лет, никогда с такими нагрузками не сталкивался. Задержки по ожиданию скорой составляют 4-5 часов.

Я работаю по ковидной бригаде по большей части, поэтому я преимущественно приезжаю к людям с температурой. Но здесь еще такой интересный нюанс с тестированием. Если пациент имеет симптомы ОРВИ, и даже, например, потерю обоняния, но не контактировал с подтвержденным ковидом, никто тест у него брать не будет. И пациент остается дома болеть с симптоматикой ОРВИ и таким же диагнозом. Даже нет возможности сдать анализы в частном порядке, потому что клиники не берут тест у людей с симптомами респираторных заболеваний. 

Если человеку необходима госпитализация, мы приезжаем в стационар, передаем пациента, если он стабильный, врач распишется, возьмет за него свою ответственность, и уже дальше примет решение. Но у нас были ситуации, когда одна из больниц просто закрыла въезд на свою территорию для скорой помощи. Приходится зачастую ругаться за больных, чтобы хоть куда-то хоть в коридор, хоть в уголок положили.

В некоторых больницах прием очень долгий — по 30 минут на пациента, и соответственно, если очередь стоит из 10 машин, то ждать придется 3–4 часа. Коллеги мне рассказывали, что ждали и четыре, и пять часов в очереди именно на госпитализацию. КТ у нас в городе только две больницы делают, причем после госпитализации.

По СИЗам  ситуация гораздо лучше, чем была весной. Сейчас есть многоразовые противочумные костюмы и респираторы. У нас не хватает сотрудников и койко-мест. И это мы еще не на пике, потому что скоро присоединится грипп и другие межсезонные инфекции. Я даже не хочу прогнозов делать, потому что становится страшно.

Я уже переболел ковидом в конце августа, в легкой форме. Лечился дома, пневмонии у меня не было. Однако, у коллег уже есть подтвержденные случаи повторного заражения. Они болели в мае  и заболели еще раз в начале октября. То есть иммунитет у них либо не выработался, либо его хватило на четыре месяца. Причем, второй раз коллега заболела более тяжело.

Меньше года прошло с момента начала эпидемии, которая гремит по всему миру. Еще недостаточно данных, чтобы говорить о том, что будет дальше. Нам остается лишь принять этот факт, жить в этом «постковидном» мире, стараясь максимально заботиться о себе и близких. Вот и все.

Врачи не едут, в тестах отказывают, больницы переполнены из-за ковида. Это происходит по всей России

В зоне ожидания

Задержки скорой становятся привычными для Подмосковья — время ожидания порой доходит до 8–13 часов. Причина — рост количества вызовов в связи с эпидемией коронавируса, отсутствие у бригад средств защиты от инфекции, и всё это на фоне обострения традиционных проблем отрасли, рассказали «Известиям» медики.

— Нехватка бригад ощущалась у нас еще до начала пандемии, однако сейчас она приобрела более ощутимые масштабы, — пояснила «Известиям» Евгения Богатырева, председатель первичной организации Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Московской областной станции скорой медицинской помощи. — В результате это не только привело к многочасовым задержкам скорой, но и вынудило врачей выезжать к больным по одному, чтобы хоть как-то противостоять дефициту кадров.

СП_1

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

По словам эксперта, последнее напрямую нарушает приказ Минздрава № 388н от 20 июня 2013 года (приложение 2), согласно которому на вызов должны отправляться бригады, состоящие из двух медицинских работников и водителя.

Особенно остро проблема стоит в городах Московской области, где в последние годы наблюдался значительный рост населения. В частности, на один экипаж, работающий в подмосковном Королеве, сейчас приходится в среднем по 25 вызовов в день, а в 80-тысячной Ивантеевке 20 апреля действовало всего две бригады вместо трех имеющихся, пояснила Евгения Богатырева. При этом рекомендованное Минздравом соотношение: одна машина на 10 тыс. человек населенного пункта.

— Медики там буквально валятся с ног от усталости, — подчеркнули в профсоюзе.

Справка «Известий»

Количество и состав действующих бригад скорой помощи по некоторым городам Московской области, согласно опросу врачей, который для «Известий» провел Межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие» 20 апреля 2020 года.

Можайская подстанция

Вместо 7 бригад в Можайске работают в среднем 4, причем зачастую не в полном составе. Количество вызовов в день варьируется от 80 до 110.

Подстанция в Пушкино

К заболевшим выезжают 5 бригад вместо 11 положенных, из-за чего нагрузка на каждую превышает 20 вызовов в день

Истринская подстанция

Вместо 6 бригад действуют 4 — в основном, врачи в них работают по одному.

Подстанция в Ивантеевке

80 тыс. жителей города обслуживают 2 бригады. Одна из них — в неполном составе (один фельдшер и водитель).

Ногинская подстанция

На вызовы выезжают 4 машины из 12.

Как скоро после вызова ко мне приедет бригада?

Если вы связались со Службой 103, ваш вызов мгновенно обрабатывается в Диспетчерском центре, а затем передаётся на ближайшую подстанцию Скорой помощи. Ваш вызов не может остаться без ответа, поскольку на Подстанции проходят круглосуточное дежурство несколько десятков бригад Скорой помощи, всегда готовые к срочному к пострадавшему.

Диспетчер, обрабатывающий ваш звонок в Службу 103, должен быстро направить к вам ближайшую бригаду Скорой помощи. В зависимости от конкретного вызова и жалоб, которые пострадавший сообщил по телефону, по указанному адресу может выехать не только специализированная, но и психиатрическая, педиатрическая или другая бригада. Для того, чтобы вам была оказана необходимая медицинская помощь, следует точно указать вашу проблему. В противном случае, к вам будет направлена не та бригада. Даже если на автотрассе произошло ДТП, при вызове Скорой помощи следует указать точное количество пострадавших и есть ли среди них особые категории населения (дети, инвалиды и т. д.).

Одной из основных проблем бригад Скорой помощи является своевременное прибытие бригады к пострадавшему. Все транспортные средства Скорой помощи оснащены специальными световыми и звуковыми сигналами, свидетельствующие о том, что машину Скорой помощи необходимо пропускать на всех участках автотрасс. Но некоторые недобросовестные водители транспортных средств не всегда пропускают машину Скорой помощи вперёд. Некоторые участники дорожного движения вступают в негласное соревнование по скорости с машиной Скорой помощи, создавая значительные проблемы на автотрассе и подвергая опасности и себя, и водителей машины Скорой помощи, и жизнь пациента, к которому направлена бригада.

Кроме того, значительную проблему на пути Скорой помощи представляют собой припаркованные транспортные средства, загораживающие проезд по определённой улице или двору. Всем автовладельцам необходимо заранее позаботиться о сохранении свободного пространства для проезда машин Скорой помощи.

Какие проблемы могут возникнуть со скорой

Иногда людей интересует не только, за какое время должна приехать скорая помощь по закону, но и что делать, если возникли непредвиденные моменты.

  1. Не принимают Ваш вызов

    Для начала надо понять, действительно ли у Вас веская причина вызывать скорую, ведь скорая спасает жизни в угрожающих состояниях. Речь идёт о несчастных случаях, асфиксии, родах, остром животе, судорогах, либо коме, обмороке, обширных ожогах, травмах, нарушениях работы сердца, детских болезнях, расстройствах психики, при которых люди становятся опасными для других.

    В этих ситуациях никто не имеет права отказать и не принять вызов. Преклонный возраст пациента – это повод для отказа, на улице Вы находитесь или живёте на 25 этаже, к Вам обязана приехать скорая. Если диспетчер положил трубку, перезвоните. В Москве есть «Горячая линия» позвонив на номер, Вы попадает в Департамент здравоохранения. Есть номер (495) 251-14-55 – по нему отвечают в рабочее время, (495) 251-83-00 – для звонков в любое время дня и ночи. В Санкт-Петербурге (812) 571-09-06 – номер дежурного врача из соответствующего комитета.

  2. Машины нет долгое время

В данном случае выход один, надо перезвонить в 112 и уточнить, почему не едет бригада. В некоторых случаях целесообразно самостоятельно отправиться в больницу, но предварительно отмените вызов. Бессмысленно выяснять, виновата чья-то халатность или пробки на дорогах.

Конфликт с врачами

Если помощь была оказана не на должном уровне, Вас не госпитализируют, либо просят денег, звоните в скорую, там записывают все звонки. Также позвоните на все известные Вам линии для срочной связи.

Надо сказать, что госпитализировать Вас скорая не обязана в том случае, если Ваш диагноз понятен и он не вызывает ни малейших опасений. В таком случае требуется лечение на дому. Но если отказ был из-за возраста, то он не является обоснованным. Надо отметить, что уход за больным после инсульта, который достаточно тяжелый, не является поводом для госпитализации.

Удостоверение личности, а также полис не нужны для вызова скорой и получения первой помощи. Если у Вас требуют полис, помните, что это незаконно. Для госпитализации, если есть угроза жизни, полис тоже не нужен.

Перед тем, как жаловаться на медиков, надо знать, чем не обязана заниматься бригада скорой:

  • Вызовами поликлинического типа, когда больной в состоянии отправиться сам в поликлинику;

  • ухудшением состояний при заболеваниях хронических, при которых нет угрозы жизни;
  • когда возникли ухудшения у больного, находящегося под наблюдением своего врача.

Не должны врачи снимать похмельный синдром и не проводят они никакие процедуры, назначенные планово. Они не лечат зубы, не приезжают, чтобы освидетельствовать труп, не выдают справки или больничные и не назначают лекарства.

«Работаем не по 12 часов, а сутками — людей не хватает»

Рамиль Разяпов, фельдшер, город Ишимбай, республика Башкирия:

— Больных очень много, вызовов тоже, поликлиники не справляются, люди вызывают скорые. Пациенты ждут бригады по несколько часов, бывает, по 2–3 часа. Раньше задержки были не больше часа. 

Нагрузка на врачей возросла. Весь октябрь мы работаем сутки через двое, хотя раньше смены были по 12 часов. Людей не хватает. Иногда бывает по пять человек на смене, а должно быть семь-восемь.

При этом весной были ограничения. А сейчас что? Недавно к нам Надежда Бабкина приезжала, давала концерт, там была толпа. Два раза проводились ярмарки городские — и там скопления людей. Поэтому заболевших все больше. 

Когда мы приезжаем на вызов к пациенту с признаками пневмонии или ковида, то смотрим по ситуации. Если человек длительно болеет, у него на есть, например, заключение КТ с поражением легких больше 40%, сатурация небольшая — отвозим в инфекционную больницу. Приходится, конечно, многих дома оставлять, потому что госпитализировать сейчас повально нельзя.  

В больницах не хватает мест. Врачи по состоянию смотрят: кого-то оставляют в стационаре, а кого-то домой отправляют на амбулаторное лечение. Кто-то возмущается, а кто-то рад, что ему назначили лечение, поэтому спокойно уходит домой. Ведь дома они не могли дождаться терапевта. 

У нас в Ишимбае одно КТ и всего шесть бригад скорой помощи. Поэтому если возникают очереди, то из трех машин. Но там же, кроме скорой помощи, есть еще и больные, которые сами приходят на КТ из стационара, из поликлиники, а также платно. Поэтому очереди все же бывают. Но в течение 30–40 минут мы уже точно проходим КТ. Скорую пропускают быстрее, без очереди.

СИЗов пока достаточно. Их выдают под роспись каждому. Фиксируем, сколько потратили, сколько везем обратно.

Многие врачи и фельдшеры уже болели ковидом. И сейчас человек десять на больничном с температурами, пневмониями. За себя я не боюсь. Но за близких страшно. У меня мама пожилая, тесть с тещей, дяди и тети.  

Доплат за помощь пациентам с ковидом нет уже с августа. Нам говорят, что начислят деньги за больных, находящихся в Федеральном реестре. А в Федеральный реестр их никто не вносит, как я думаю. Хоть анализы положительные, хоть отрицательные — без разницы. Поэтому у нас и нет доплат.

Меня при наличии показаний не направили на КТ, не подключают к аппарату ИВЛ. Как бороться с врачебной халатностью?

Пациент, полагающий, что его права нарушаются, вправе написать соответствующие жалобы и заявления на имя руководителя лечебного учреждения, где работает врач. Также может быть целесообразным и обращение в Минздрав.

— Но стоит понимать, что именно лечащий врач должен, учитывая результаты исследований, анализов, динамики заболевания, решать вопрос о направлении пациента на ту или иную процедуру, — отметила юрист Мария Спиридонова.

В столичном депздраве добавили, что при посещении пациента с подтвержденным диагнозом COVID-19 осматривает врач. Он принимает решение о необходимости госпитализации, направления на КТ-исследование или возможности лечения на дому.

COVID не в обиду

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Пациенты, проходящие лечение на дому, направляются на КТ-исследование по назначению врача при наличии симптомов ухудшения состояния, — уточнили в ведомстве. — Искусственная вентиляция легких не является средством лечения или восстановления поврежденных легких. Решение о подключении к аппарату ИВЛ может принять только врач. Как правило, эта мера применяется только для самых тяжелых пациентов в отделении реанимации.

Пациентам с затрудненным дыханием или отдышкой при необходимости врач может назначить кислородную поддержку — она бывает разных видов и зависит от степени дыхательной недостаточности и поражения легких, отметили в департаменте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector